Новости

Реклама

Поделиться

Новости

Новости

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Авторизация
    Войти Login form

Ларс Ульрих о первой встрече с Джеймсом Хэтфилдом и альбоме Justice.

Добавлено : Дата: в разделе: Новости
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 335

b2ap3_thumbnail_larsulrichpolarinterview2018_638.jpg

Предлагаем отрывок из интервью Ларса, которое состоялось в Стокгольме, Швеция, накануне вручения Metallica премии Polar Music Prize.

О том, как он впервые встретился с Джеймсом Хэтфилдом, и как образовалась группа:

Ларс: «Мы [с семьёй] переехали в пригород Лос-Анджелеса на юге — в Ньюпорт-Бич, и я собирался играть там в теннис в местной команде старшей школы. Там жил друг моего отца —  австралийский теннисист по имени Рой Эмерсон, а его сын, Энтони Эмерсон, был звездой тенниса в старшей школе Корона-дель-Мар. Планировалось, что я приеду и буду на втором месте в Корона-дель-Мар. В то время в Дании я входил в топ-10 игроков страны и всё такое, поэтому я должен был приехать в Ньюпорт-Бич и попасть в теннисную команду вместе с Энтони Эмерсоном. Правда, когда я попытался пройти отбор в школьную команду, я не вошёл даже в семёрку сильнейших теннисистов школы.  Мне кажется, я даже среди семи сильнейших игроков на своей улице не был. Моя теннисная мечта рухнула и сгорела синим пламенем буквально в один день, а музыка буквально поджидала за углом. Рядом был магазин 7-Eleven, а во всех 7-Eleven продавалась местная газета с объявлениями, которая называлась Recycler. Там можно было купить или продать машину, газонокосилку, кухонное оборудование и всё остальное. А в самом конце был маленький раздел, где группы и музыканты могли найти друг друга. Так что я разместил там объявление: «Барабанщик ищет других фанатов хэви-метала, чтобы собрать группу. Среди любимых команд: Diamond Head, Angel Witch, Tygers Of Pan Tang и Venom», или что-то типа того. И мне начали названивать всякие ребята, мол, я люблю хэви-метал, мне нравятся Styx, Kansas и Van Halen, и всё в таком духе. А ещё: «Что за Diamond Head?». Потом мы общались, и с некоторыми из них я встречался и пробовал играть, но всё это было не то. И как-то раз мне позвонил парень по имени Хью Тэннер, который спросил, можно ли взять с собой друга, потом мы встретились и полдня играли. Тем другом оказался Джеймс Хэтфилд. Он был очень застенчивый, абсолютно замкнутый, едва ли смотрел в глаза, почти не участвовал в разговорах. Но когда мы играли, между нами возникла какая-то связь. Однако в тот день так ничего и не вышло, я только разочаровался во всей этой идее. И вот наступил июнь 1981, я провёл лето в Европе и подзавис там, побыл какое-то время в Англии с Diamond Head и Motorhead. Но когда, в октябре, я вернулся в Америку, решил снова позвонить этому Джеймсу Хэтфилду, потому что всё-таки какую-то связь я почувствовал. Я спросил, не хочет ли он собраться и попробовать, что получится; так мы и познакомились. А 37 лет спустя, я сижу здесь. Тогда он был… Меня, единственного ребёнка в семье, воспитывали в лучших европейских традициях, у нас были очень близкие отношения с родителями – тогда родители были моими лучшими друзьями. А у него всё наоборот – классический американский бунтарь, типа нахер родителей, нахер общество, нахер вообще всех – типа того… Его отец ушёл… не уверен когда, но знаю, что они с отцом очень отдалились, и его воспитывала мать, а когда ему было 14 или 15 она заболела раком. В силу определённого Христианского вероисповедания, им запрещалось прибегать к медицинской помощи. В общем, где-то в течение полутора лет он наблюдал, как его мать тает прямо на глазах. Конечно это очень сказалось на нём. Я с ним встретился где-то через год после этого, когда ему было лет 17-18. Болезненно застенчивый и робкий. Но нас свела музыка, и мы сидели у меня в комнате в Ньюпорт-Бич и слушали, как я уже говорил, Tygers Of Pan Tang, Girlschool, Saxon, Angel Witch и всё в таком духе, и ему всё это понравилось. Он больше рос на американских исполнителях типа Aerosmith, Тед Ньюджент и т.д. Но мы нашли общий язык и общее увлечение, которое нас роднило. Так мы стали играть вместе. По большей части мы начали с каверов на малоизвестные песни Новой волны британского хэви-метала, потому что мы сразу хотели начать выступать. Так что мы решили разучить сет… Многие группы в клубах и барах играли Kiss, Judas Priest и прочее в том же духе, а мы решили, что будем играть каверы, но на те песни, которые люди не знают. Это дало бы нам время начать писать собственные песни».

О смене музыкального направление Metallica в 1991 году, когда вышел одноимённый альбом группы, более известный, как «Чёрный альбом».

Ларс: «Это было летом 1990, самый конец тура Justice, когда мы играли с Aerosmith. Мы с Джеймсом и [менеджером Metallica] Клиффом [Бёрнштейном] были под трибунами на стадионе CNE в Торонто. Мы тогда закончили с туром Justice и сели обсудить с Клиффом, что слишком углубились в прогрессивную сторону Metallica… Последняя песня на «…And Justice For All» называлась «Dyers Eve», и там пять минут, что мы в шутку зовём, «математического металла».  По ходу тура, когда на концерты приходило всё больше и больше народа, мы заметили, что безумные 10-минутные прогрессивные песни всё сильнее ослабляют нашу связь с толпой.  И нам показалось, что с творческой точки зрения мы углубились… Чем перекрыть «Dyers Eve»? Тут ты упёрся в потолок и дальше пути нет. Поэтому мы решили, что хотим попробовать… Мы хотели сделать творческий разворот. Мы поняли, что нам нужно что-то попроще и более цепляющее. Так мы и поступили, выпустив  «чёрный альбом» с Бобом Роком, а потом всё и закрутилось.  Нам всегда казалось, что тот творческий путь, по которому мы идём, необходимо постоянно оживлять и переосмысливать. Чисто по-человечески мы боялись повториться, боялись застрять на одном месте. Пожалуй, можно даже поспорить, не слишком ли рьяно мы за это боролись. Возможно мы сделали пару чересчур резких поворотов, просто потому что не хотели попасть в ловушку ожиданий фанатов и общества. Мы крайне независимы и самостоятельны, никто нас не удержит, и мы просто будем постоянно меняться. Но этот альбом был переосмыслением… Думаю, если взглянуть на первые четыре альбома – «Kill ‘Em All», «Ride The Lightning», «Master Of Puppets», «…And Justice», то заметен прогрессивный рост и эволюция, которая достигла точки на «…And Justice For All». И единственным способом двигаться дальше, а не повторяться или застрять на одном месте,  была полная смена направления, чем мы и занимались последующие пару лет».

Перевела Амада Авея.

0

Социальные сети